Лучше, чем «крыша». Как вести бизнес в России после ареста Майкла Калви

По большому счету, бизнесменам в России сегодня не на кого опереться, кроме рядовых граждан. Чтобы заручиться их солидарностью, стоит обратиться к опыту Алексея Навального

После ареста топ-менеджеров Baring Vostok стало понятно, что даже соблюдение всех писаных и неписаных правил в России не спасает от тюрьмы. То есть правил, в сущности, нет.

Как инвестировать и как защищать бизнес в такой ситуации? На недавней конференции в Сколково, посвященной инвестициям в условиях неопределенности, один партнер крупного инвестиционного фонда ответил: «Верить в сказку». Тот факт, что он не сумел ответить на этот вопрос серьезно, сам по себе показателен.

Если задуматься всерьез, то первое, что приходит на ум, – более активно заручаться поддержкой силовиков. Однако на всех силовиков не хватит, а на каждый силовой ресурс может найтись ресурс посильнее.

И тогда появляется менее очевидная, но более перспективная стратегия – заручиться народной поддержкой. Если бизнесмен по-настоящему популярен, то его задержание может стать поводом для серьезного народного недовольства. А это – единственное, чего боится власть. Сдерживание недовольства является ключевым KPI руководителей регионов, а если оно все же проявляется, то редко остается без реакции властей, пусть иногда отложенной и неявной. В этом смысле, как бы формально это ни звучало, высшим источником власти в России действительно является российский народ.

Широкая известность в узком кругу

Сейчас мало кто из бизнесменов может похвастаться статусом народного любимца. Причиной тому служит крайняя закрытость частной жизни и отсутствие взаимодействия с широкой аудиторией. За Майкла Калви и его коллег горячо вступились почти все, кто их знал. Однако проблема в том, что знала их лишь небольшая группа людей.

Остальное население России вполне готово поверить в историю, что Майкл – американец, который приехал в Россию зарабатывать шальные деньги и делал это весьма нечистоплотно. Большинство даже не придется в этом убеждать: согласно социологическим опросам, 62% россиян и так не верят в возможность честного бизнеса в стране, а 65% считают современное российское общество несправедливым.

В результате арест любого бизнесмена, в особенности крупного, не только не понижает рейтинг власти, но и может добавить ей очков – за борьбу с преступностью и раскулачивание коррупционеров.

Чтобы развернуть ситуацию, необходимо, чтобы люди ассоциировали себя с бизнесменами и понимали, что на месте задержанного мог бы оказаться каждый. Именно такое понимание вызвало наиболее мощную волну недовольства арестом Калви среди инвесторов, банкиров и предпринимателей.

Метод Навального

Как этого добиться? В качестве первого шага каждому конкретному бизнесмену необходимо популяризовать свою деятельность и быть более открытым. Это означает снимать ролики и интервью для ютуба, публиковать посты в соцсетях, максимально подробно рассказывать о новых проектах и о частной жизни, сотрудничать с популярными молодежными блогерами и с традиционными СМИ. Именно такая стратегия радикальной открытости помогла Федору Овчинникову, создателю крупнейшей в стране сети пиццерий «Додо Пицца», отбить обвинения в распространении наркотиков. Эта же стратегия, вероятнее всего, позволила Алексею Навальному отделаться условным сроком в процессе, который в ином случае мог бы закончиться более жестким наказанием.

Понятно, что не всем бизнесменам радикальная открытость пойдет на пользу. Федор Овчинников живет относительно скромно и делает честный и довольно необычный бизнес, чего нельзя в той же мере сказать про многих других бизнесменов. В их случае радикальная открытость привела бы скорее к народной зависти и упрекам в необоснованной наживе за счет сотрудников, клиентов и государства. Очевидно, что такие бизнесмены могут позволить себе только ограниченную открытость, но даже она повысит их шансы избежать беспредела в случае конфликта с кем-то из могущественных игроков. Любой искренний и подробный рассказ о благотворительной деятельности, об общественно значимых проектах, о семейных отношениях, изложенный простым языком, вполне способен вызвать симпатию тысяч людей.

Однако чтобы обеспечить себе настоящую народную поддержку, этого будет недостаточно. Настоящая народная любовь завоевывается только реальными поступками. Например, можно жертвовать частью прибыли для того, чтобы платить своим сотрудникам (даже низшего звена) зарплату выше рынка. Или за свой счет обустроить и содержать парк, дорогу, дешевый кинотеатр, спортивный центр или ресторан с ценами по себестоимости. Важно, чтобы вложения бизнесмена носили не разовый, а постоянный характер, и были максимально широко известны. В этом случае у общественности будут не только эмоциональные, но и материальные стимулы отстаивать свободу того или иного предпринимателя.

Иными словами, выстраивание отношений с народом требует тех же усилий, что и выстраивание отношений с любым конкретным покровителем, только в другом масштабе.

Сейчас, когда другие инструменты не работают, социальная ориентированность бизнеса становится вопросом выживания для многих бизнесменов. И это понимание может стать единственным позитивным последствием недавних событий вокруг фонда Baring Vostok.

Оригинальная статья: https://republic.ru/posts/93135